Пресса Архангельской области
Птица счастья
Птица счастья



Двина
1 августа 2005 (3)
Н. Н. БЕДИНА,

С чистого листа...

Двинские края испокон веков были хранилищем национального русского фольклора. Силовое поле изустных преданий и легенд, древних летописей до сих пор будоражит умы потомков и побуждает их к поискам. Особый интерес наши земляки проявляют к одному из самых древних памятников русской книжности - "Слову о полку Игореве". [an error occurred while processing this directive]

Отзыв на работу М. А. Логинова, [an error occurred while processing this directive]

Cлово о полку Игореве" - один из тех памятников древнерусской книжности, которые представляют особый интерес не только для сугубо научных исследований, но вызывают внимание самого широкого круга людей неравнодушных, интересующихся русской историей и культурой. М. А. Логинов - из их числа. [an error occurred while processing this directive]

М. А. Логинов опирается в своей работе на появившиеся в последнее десятилетие псевдонаучные и псевдоноваторские исследования русской и мировой истории, о чём он совершенно открыто и говорит. Надо сказать, автор точно уловил их особенность - необоснованные претензии на совершение научной революции. Подражая им, он также берёт на себя роль новатора и обличителя. [an error occurred while processing this directive]

Нередко М. А. Логинов, что называется, с чистого листа начинает искать разрешения многочисленных "загадок" "Слова о полку Игореве", в то время как в науке существует несколько вполне доказательных, логичных и умных версий, объясняющих, например, почему князь Игорь возвращается в Киев именно к Богородице Пирогощей, почему в ряде скорбящих или радующихся народов перечислены именно те, а не иные, почему Олег Святославович назван в "Слове" Гориславичем, откуда появляется Дунай в плаче Ярославны и т. д. Предлагая своё прочтение, автор совершенно игнорирует символический смысл образов "Слова", полностью ограничивая содержание поэтического произведения исторической основой. Так, появление в финале произведения образа Богородицы он связывает с возможной борьбой Русской Православной церкви с ересью несториан в середине XIII века. На мой взгляд, более интересна и продуктивна для понимания художественной концепции "Слова" иная точка зрения: возвращение героя из иномирия, "земли незнаемой", мира смерти совпадает с праздником Успения Богородицы, символический смысл которого - преодоление смерти в христианском понимании. Кроме того, с образом церкви Богородицы Пирогощей тесно связан образ городских ворот Киева, через которые, как через символическую границу между двумя мирами, проходит герой. Известный языческий миф, связанный с обрядом инициации, на котором и построен сюжет "Слова", здесь переосмысляется с христианской точки зрения: возвращение героя - это и преодоление им греха гордыни, обретение смирения (герой уже не мечтает в одиночку покорить степь половецкую) и в конечном итоге - воскрешение к новой жизни. [an error occurred while processing this directive]

Безусловно, возражение вызывает трактовка автором использования в "Слове" языческой мифологической образности: "...о язычестве вспомнили, когда прижало, припекло - времена трудные, тяжёлые (имеется в виду монголо-татарское нашествие. - Н. Б.), надо призывать к людям, обращаться к ним - вот и вспомнили о старом башмаке, о язычестве, близком и понятном народу" (с. 4). Вся русская литература XIII века, литература духовная, противоречит такому легкомысленному утверждению. Практически вся она призывает к очищению и покаянию. Ни о каком отступничестве, обращении к "старому доброму язычеству" и речи быть не может. Более того, начиная с XIII века русская книжность перестаёт использовать мифологические сюжетные схемы, восходящие к языческому обряду инициации (что характерно и для "Слова о полку Игореве", а также других произведений домонгольского периода), и заметно меньше использует фольклорную образность. [an error occurred while processing this directive]

Кроме того, остаётся непонятным, зачем автору "Слова" необходимо было "зашифровывать" свой "призыв к единению" в борьбе против монголо-татар. Монголо- татары, насколько мне известно, не вводили политическую цензуру, и исторические повести того времени открыто говорят и о бедах Руси, и о ее героях. Сам перенос даты создания памятника уничтожает глубину поэтического образа "Слова", лишает его смысловой многогранности и действительно сужает до "призыва к единению". [an error occurred while processing this directive]

В то же время сам перевод "Слова" на современный русский язык, предложенный М. А. Логиновым, может, на мой взгляд, иметь право на существование как один из вариантов интерпретации произведения. (Кстати, дословный перевод "Слова", созданный академиком Д. С. Лихачёвым, вовсе не считается в науке "канониче- ским".) М. А. Логинов иногда предлагает довольно интересные и, по крайней мере, остроумные трактовки некоторых выражений "Слова". Например, "оба полы сего времени" он переводит как "прошлое и будущее" ("...что ещё может быть на обе половины от "сего времени", от настоящего?" - пишет автор (с. 23). [an error occurred while processing this directive]

Н. Н. БЕДИНА, канд. фил. н., ст. преп. кафедры гум. дисциплин ПГУ