Пресса Архангельской области
 


Нарьяна вындер
8 декабря 2005 (202)
Юрий КАНЕВ

"Сладкая жизнь" Сярати Пырерки

Сто лет назад родился Антон Петрович Пырерка. Из них на земле он прожил всего 35. В кровавом октябре (или сентябре) 1941г. народный ополченец пропал без вести в круговерти ожесточенных боев под Ленинградом.

Он прожил короткую, яркую и интересную жизнь. Кажется, он весь на виду - биографию ученого изучали вдоль и поперек. В последние десятилетия его облик даже немного "забронзовел" - имя Антона Пырерки носит улица и школа-интернат в Нарьян-Маре, фотопортреты в учебниках, статьях и умных книгах, ему посвящаются конференции и мероприятия. Первый ненецкий ученый, составитель первых учебных пособий на ненецком языке, активный участник социалистических преобразований на Крайнем Севере, храбрый воин, погибший в боях за Родину... В этой жизни туго сплелись все противоречивые события тридцатых - начала сороковых годов прошлого столетия. Пожалуй, наименее исследован историками-краеведами начальный период жизни Антона (Сярати) из большеземельского рода Пырерок. Не любил вспоминать о детстве и юности аспирант Института народов Севера. Лишь единственный раз он изменил этому принципу - в 1940 году написал небольшую повесть "Младший сын Вэдо", в которой кратко рассказал о детстве и юности. Как выяснилось, у этой книжки была предыстория. В октябре 1935 года на страницах "Няръяна вындер" появился очерк Михаила Рохмана "Ненецкий ученый", написанный на основе автобиографических воспоминаний самого Антона Петровича. Он содержит ряд интересных подробностей, которые по каким-то причинам не вошли в повесть. Читая его, слышишь живой голос, обороты речи самого Пырерки. На основе двух этих произведений, а также документов окружного музея попробуем, хотя бы немного, стереть белое пятно с раннего периода жизни нашего героя.

"В стоянке было всего два чума. Богатый чум оленевода Сясько, крытый крепко и безветренно двумя пластами оленьих шкур, да неподалеку бедняцкий - Пата Пырерки" - так начинает свой очерк автор. Морозный декабрьский день короток, мелькнул - и уже вороновым крылом подступает полярная ночь. В этот вечер в дымном и темном чуме старого Пырерки запищал новорожденный мальчик. Пат лишь мельком посмотрел на младенца (сколько их уже рождалось у него, а потом умирало) и уехал в стадо. Мать Елена, прижимая крошечное тельце сына, придумала крикливому младенцу имя: "Сярати", то есть "беспокойный". А весной уже подросшего мальчика окрестил тельвисочный священник, окунув в купель из оленьих шкур. Воду для таинства натопили из снега в старом и закопченном медном чайнике. Имя батюшка дал младенцу по святцам: 7 декабря праздновался день преподобного Антония Сийского, весьма почитаемого на Архангельском Севере.

Пат (Петр) происходил из небольшого большеземельского рода Пырерок - "Щучьего рода". Воспоминания об отце у маленького Сярати сохранились отрывочные: "Своего отца я помню старым, лет 70-ти. В молодости он был очень сильным, но слыл странным и даже буйным... Был он еще статен, ростом высок, ни на какие болезни не жаловался, говорил мало и казался суровым".

Влияние отца на крошечного сына было несомненным -нельзя было не любить этого широкоплечего, сильного человека, с лицом, почерневшим от свирепых ветров, опоясанного широким кожаным поясом, с ножом в ножнах, отделанных медью. Старший сын Неть (Семен) ушел от хозяина за Урал: "Сясько обидел его, выделив из своего двухтысячного стада лишь четырех худосочных оленей да двух важенок слабоногих". А вскоре шестилетний Сярати и его маленькая сестра Еване осиротели. Сначала умер старый Пат, лишь нарты со сломанными головками полозьев отметили его могилу. Через несколько дней скончалась и мать.

Почти через три десятилетия, в 1937 году, Антон Петрович с горечью отметил в автобиографии: "Хозяин оставил меня с трехлетней сестрой в Пустозерской волости в деревне Екуше". Крошечной девочке повезло, ее взяла к себе сердобольная старушка. Антон же стал беспризорником, собирающим милостыню. В меру своих силенок он пытался зарабатывать на жизнь: делал луки и стрелы для деревенских детишек в обмен на хлеб и рыбу, тетиву пачками связывал, заборы ставил. Горькие воспоминания сиротского детства остались в памяти на всю жизнь: "Летом жил на мусоре позади лавки "моленных сухотников" (торгашей) Павловых с сыновьями. А зимой - в лесных штабелях, в отверстиях между бревен, за семь километров от села, у концессионного лесозавода.

В 1913 году маленький самоед подружился с 10-летним зырянином Левкой - вдвоем полегче. Жить "гадкие утята" стали вместе, просили "Христа ради", подворовывали, терлись около лавок и богатых домов в нижнепечорских селах, летом удили рыбу. Левка был песенник, ему охотно подавали милостыню. Наш герой имел другие успехи: "... Антон танцевать был ловчее и разные штуки умел с хореем показывать, и шамана так страшно строил, что ... дарили ему за это кусочки хлеба".

Тяжела была жизнь приятелей, их гнали все - приказчики и лавочники, сторожа и охрана лесозавода. Яркая картина той страшной жизни содержится в очерке М. Рохмана: "Почти голые, грязные, лохматые, в малице рваной и порыжевшей от солнца, бежали они к тельвисочным собакам, и в их чуме-конуре, сбитом наскоро из двух-трех дощечек, находили себе приют и любовь". Но не было бы счастья, да несчастье помогло: однажды ловкий Левка своровал три трехрублевки в лавке и сбежал. Вместо него приказчики схватили Сярати и стали бить его безменом, выбивая пыль из малицы. Потом, издеваясь над беззащитностью восьмилетнего малыша, засунули его в бочку с испорченными талыми леденцами и выкатили на пустырь. Под вой и свист деревенской ребятни он вылез из бочки, весь облепленный сладкими комками леденцов, и побежал. Наконец-то и он познал, что такое "сладкая" жизнь.

У школы маленького плачущего мальчишку поймала учительница Мария Яковлевна Игумнова. О роли этой женщины в жизни Антона Пырерки надо говорить отдельно. Скажем только, что в повести "Младший сын Вэдо" Антон Петрович откровенно написал, что она "единственный человек, желающий мне добра". Именно она при содействии своего мужа священника Германа, по всей вероятности, договорилась о жилье для маленького самоеда у тельвисочного старика Кузьмина по прозвищу Штукатур, помогала ему одеждой и едой. Почти три года (1913 - 1916) Антон учился в церковно-приходской школе, стал одним из лучших учеников.

В марте 1916 года, прослышав, что старший брат Семен приехал из-за Урала и ищет его с сестрой, он сбежал "с корочкой хлебца под малицей" из Тельвисочной школы. До конца жизни он помнил, как брел голодным в сильный мороз по дороге в Пустозерск, слыша вокруг страшный волчий вой. Упал и почти уже замерз, но брат случайно, разыскивая Антона в Тельвиске, нашел его в сугробе: старая малица изломалась на куски от мороза.

Началась батрацкая жизнь, с декабря 1916 года он стал помогать брату пасти стадо того самого Сясько (Ивана) Пырерки, который бросил его пять лет назад. Но от жадного хозяина братья сумели уйти к русским промышленникам и торговцам, имевшим в Большеземельской тундре большие стада оленей, сначала к Павлову, а потом к Кожевину. В декабре 1925 года Антон начал работать старшим пастухом Юшарского тяглового стада кооператива "Кочевник", одновременно являясь членом правления и продавцом.

В апреле 1926 года молодого грамотного ненца отправили учиться на кооперативные курсы, а уже в августе он поехал в Москву и зашагал по лестнице знаний все выше и выше. Закалка, полученная в жестоком беспризорном детстве, помогла ему стать ученым. Вчерашний пастух писал статьи и книги, пособия и словари, неустанно собирал ненецкий фольклор, готовил к защите диссертацию. А когда пришел грозный час войны, без колебаний пошел добровольцем на фронт.

Через столетие слышим мы звонкий голос Сярати Пырерки:

- Здравствуй, лето! Здравствуй, золотой олень! Здравствуй, цветущий ягель!

Фото из фондов НОКМ



Нарьяна вындер:
Свежий номер
Архив номеров
Об издании
Контакты
Реклама



Издания Архангельской области:
Материалы Агентства Р.И.М.

Правда Северо-Запада
МК в Архангельске




Авангард
АиФ в Архангельске
Архангельск
Архангельская лесная газета
Архангельская субботняя газета
Архангельский епархиальный вестник
Бизнес-класс
Бумажник
Важский край
Ваш личный доктор
Ведомости Поморья
Вельск-инфо
Вельские вести
Вести Архангельской области
Вестник космодрома
Вечерний Котлас
Вечерняя Урдома
Вилегодская газета
Витрина 42х40
Волна
Выбор народа
Горожанин
Голос рабочего
Графоман
Губернский лабиринт
Двина (лит. жур.)
Двиноважье
Двинская правда
Добрый вечер, Архангельск!
Единый Мир
Жизнь за всю неделю
Заря
Звезда
Звездочка
Земляки
Знамя
Знамя труда
Известия НАО
Инфопроспект
Каргополье
Коношские ведомости
Коношский курьер
Корабел
Коряжемский муниципальный вестник
Котласский бумажник
Красноборская газета
Курьер Беломорья
Лесной регион
Лесные новости
Ломоносовец
Маяк
Медик Севера
Мирный град
МК-Север
Моряк Севера
Моряна
Наш темп
Независимый взгляд
Новодвинский рабочий
Нэрм Юн
Онега
Пинежье
Плесецкие новости
Полезная газета Cевера
Поморский курьер
Правда Севера
Пульс города
Российская Газета
Рыбак Севера
Рубежъ
Север
Северный комсомолец
Северная корреспонденция
Северная магистраль
Северная широта
Северный рабочий
СМ. вестник
Смольный Буян
Троицкий проспект
Трудовая Коряжма
У Белого моря
Устьянский край
Устьянские Вести
Холмогорская жизнь
Частная Газета
Защита прав граждан
Вельская неделя